АРХАНГЕЛЬСКИЙ НЕКРОПОЛЬ

Алексей Морозов: Мысли на кладбище: врачи своей жизни

Часто приходится теперь бывать там… Не по долгу службы, не от прихоти, безделья или душевной усталости… Приходится, потому что только там понимаешь, насколько ты находишься в границах двух цифр. Как сказал кто-то особливо умный – «Жизнь – всего лишь черточка между двумя датами». Так ли это? Спорить сложно. У кого-то черточка длинная, у кого – короткая, у кого-то слабая, едва видная, у кого-то – сильная, яркая. Это не имеет значения для тех, у кого вторая дата уже стоит. А для нас с вами, живущих, - имеет.

Бывал я на многих кладбищах – роскошных столичных типа Новодевичьего, где высаживают цветы и снуют иностранцы с щелкающими фотоаппаратами. Бывал и на скромных, деревенских, где гораздо больше чувствуешь близость с умершими. Не генералами и народными артистами, чьи памятники созданы словно для музеев, а с покоящимися под обычными деревянными крестами. Да, на Руси всегда было принято ставить кресты. Означало это, что крест земной человек пронес, теперь – прямая дорога в вечность.

Кладбища моего города – Архангельска не сильно отличаются от таких же провинциальных некрополей. Какие-то старинные, другие – совершенно новые, бесконечные, где почувствовать судьбы людей невозможно из-за их количества и отсутствия свободных мест. Это как зрительные залы при аншлаге – места заняты, билеты куплены… Печалиться не приходится, наоборот – я жду того момента, когда присоединюсь к ним… Не апатия и не тоска движет мною, а извечное желание познать покой.

Могилы многое могут сказать о людях. Мне печально видеть их заброшенными – сердце сжимается от боли. Да, у кого-то не осталось родни, все либо умерли, либо уехали… Стоит такой памятник и весь зарос мхами и крапивой. А под ним – чья-то история. Так, я наткнулся на могилу заслуженного врача Константина Багрянского. Стиснутая между двумя оградами, памятник покосился, оброс… Как похож он на заболевшего старичка, который кашляет и сморкается…

Багрянский – фамилия для меня, гуманитария, незнакомая. Долго стоял и представлял себе, каким был этот славный человек. Оказалось, основатель рентгенологии в Архангельске. Да, это мы сейчас идем на рентген, УЗИ и воспринимаем это как само собой разумеющееся. А когда-то дело это было в зародышевом состоянии. И Багрянский, что называется, стал пионером, открыл новую грань архангельской медицины. Врачей во все времена обожают, носят на руках, иные – бранят, но не в этом дело. Врачи – это особый срез общества, в советское время они заменили нам дореволюционную аристократию. Вспомним архангельских врачей – Алферов, Орлов, Волосевич, Бычихин, Кудрявцев, Вещагин, Елизаровский…

В другом месте Кузнечевского кладбища, но не совсем далеко от Багрянского, покоится другой доктор – тоже заслуженный врач, кардиохирург Сергей Заволожин. К сожалению, тоже незнакомое мне имя. Дата смерти недавняя – 2005 год. Памятник ухоженный, лежат цветы. Читаю в Интернете – убили из-за мобильного телефона в 48 лет. Какие-то наркоманы или просто ублюдки, - неважно, но человека они украли из этой жизни, разместили вот здесь – рядом с его именитыми коллегами, забытыми и не очень… Две разные судьбы, две разных памяти, два разных времени… Разные причины смерти, разные врачебные специальности… Объединяет одно – кладбище. Молчаливое и грустное, заставляющее петлять между оградами, останавливаться, задумываться… Постой, спешащий человек, - взгляни на эти могилы… Когда-нибудь…

Но людям невдомек. Одни убивают, другие забывают. В сущности, вещи близкие, но не равновеликие. Нам нет дела до отеческих могил, как зачастую, в сущности, нет дела и до собственной жизни. Заработать, прокормить, успеть, наслаждаться и унывать… Поезд мчится на всех скоростях. А кладбище молчит. Хотя каждая могила может рассказать тем, кто спешит, гораздо больше, чем все книги вместе взятые… Но, увы…

 

www.copyright.ru
Сайт управляется системой uCoz